RU KZ

Пресс-центр

«Режим ЧП: бизнес & государство»: дешевые деньги не сработают без рынков сбыта

Компании, занимающиеся управлением твердыми бытовыми отходами, производители упаковки и другие представители бизнеса рассказали о работе в условиях ЧП и карантина.

Прогнозы: кризис неплатежей и рост цен

Дискуссию открыл Даурен Катранов, заместитель гендиректора по развитию и продвижению отечественного производств компании «Raduga KDR», из Северо-Казахстанской области.

Он рассказал, что за период действия карантинных мер компания столкнулась с проблемой поставки сырья как внутри страны, так и от зарубежных партнеров (из-за чего около недели простаивал один из участков производства и сотрудники были переведены на удаленную работу). Также повысились цены на сырье и материалы. Из-за этого цены на продукцию самой компании могут вырасти на 10-15%.

Кроме того, спикер опасается кризиса неплатежей у покупателей. «В магазинах и торговых сетях продажи упали, дебиторская задолженность у нас выросла на 40%. Доступ к кредитным средствам банков не прекращался, но из-за прогнозируемого кризиса неплатежей и повышения цен на сырье и материалы мы ожидаем дефицит оборотных средств в мае-июне», – поделился производитель.

О кредитовании оборотки и госзаказе

«То, о чем говорит Даурен, это типичная проблема для предприятий обрабатывающего сектора в вашем регионе?» – обратился ведущий Данил Москаленко к заместителю директора Палаты предпринимателей СКО Марату Искакову.

«Да, к нам обращаются и другие предприниматели, которые уже думают о том, как будут выходить из кризиса, какие будут последствия и о том, как работать», – ответил спикер.

Он согласился с тем, что кризис неплатежей не исключен. «Бизнес заинтересован в дешевых длинных деньгах. Мы, как палата предпринимателей, предлагаем правительству рассмотреть возможность 100-процентного кредитования на пополнение оборотных средств по программе «Экономика простых вещей». Также – возможность пересмотреть цены по госзаказу в сторону увеличения там, где высока доля привозного материала. Предприниматели обращаются к нам с вопросом о пересмотре сроков по госзаказам, чтобы не было штрафов и других санкций», – обрисовал ситуацию спикер.

Адресная поддержка, нестандартный подход

Даурен Катранов рассказал также, что компания не вошла в программу кредитования предприятий, пострадавших от введения ЧП. Он считает, что разделение субъектов на малый, средний, крупный бизнес не соответствует реалиям. Например, в компании, которую он представляет, работает 1500 человек, и бизнес при этом дифференцирован. К предприятиям нужен индивидуальный подход, считает он.

«Стало видно, что Казахстан сильно зависит от импорта товаров народного потребления. На протяжении нескольких лет мы работали над новыми проектами, например, над производством бумажной продукции санитарно-гигиенического назначения, над производством овощей в закрытом грунте. Компания готова реализовать такие проекты, это актуально. Меры поддержки, которые нужны: финансирование на инвестиционные цели, финансирование оборотных средств, возможность снижения себестоимости через подключение прямых линий электропередачи», – продолжает собеседник.

Субъектам бизнеса, по его мнению, требуется адресная поддержка и нестандартный подход, потому что сроки окупаемости по таким проектам длительные.

Он также обращает внимание на уже действующие меры. «Например, есть программа возмещения затрат субъектов агропромышленного комплекса при инвестиционных вложениях. Сейчас министерство сельского хозяйства разработало и инициировало изменения в эту программу, расширило перечень поддерживаемых отраслей. Мы бы хотели попросить ускорить рассмотрение. Это очень действенный и эффективный инструмент», – говорит производитель.

Запустить производство в пандемию

Говоря о том, чем занимается предприятие, Даурен Катранов рассказал, что компания обеспечила бесперебойную работу системы раздельного сбора мусора в Петропавловске, участок производства по переработке отходов полимеров работает стабильно. Но есть трудности с реализацией готовой продукции, поэтому пока приходится частично работать на склад.

Спикер поделился опытом: «Нам выдали разрешительную документацию на запуск производства антисептических средств. Это показывает, что за короткий промежуток времени можно получить разрешительную документацию и полноценно функционировать».

«Это пример того, что наш бизнес в условиях пандемии может открывать новые производства, – комментирует представитель НПП по СКО Марат Искаков. – Эта компания в течение недели наладила выпуск дезинфицирующих средств. Нужно оказывать поддержку таким предприятиям, которые осваивают новые рынки и производства, очень быстро запускаются в тяжелых условиях и выпускают востребованные продукты. Нужно предусмотреть льготное кредитование или предоставление денег напрямую. Палата предлагает пакет мер для поддержки инновационных производств. Если через фонды развития им будут выделять средства, это поддержит наш бизнес».

«Нужно поддерживать реальный бизнес»

Существенная часть дискуссии была посвящена отраслям переработки отходов и производства упаковки

Председатель правления Казахстанской ассоциации по управлению отходами «KazWaste» Шынболат Байкулов рассказал, что в этой сфере работает около 150 компаний.

«Наши компании, в частности, те, кто занимается переработкой вторичных отходов, столкнулись с трудностями. Более или менее работают мусоровывозящие компании в городах и полигоны, но у них снизился доход. Мы направили в палату «Атамекен» и сейчас направляем в правительство наши предложения – пакет мер. Предлагаем ввести налоговые субсидии и приравнять наших работников к работникам тех отраслей, которые заняты в мероприятиях по ликвидации пандемии, – медработникам, работникам силовых органов. Потому что работники в нашей отрасли при работе с ТБО также подвергаются опасности», – говорит спикер.

Он поясняет, что определенный механизм – поддержка через Оператора РОП – уже работает, и это позволяет поддержать предприятия в текущем состоянии, даже когда они стоят, сохранить рабочие места. «Мы обратились в министерство экологии, геологии и природных ресурсов, оно согласовало такую помощь на первое полугодие. По данным Оператора РОП, только в первый месяц до середины апреля нашим переработчикам было выделено около 0,5 млрд тенге. Это серьезная поддержка и ее не надо останавливать. Второе полугодие будет очень жарким, будет тяжело работать. Мы предлагаем не останавливать меры поддержки и дальше поддерживать наши предприятия», – говорит Шынболат Байкулов.

По его данным, в Казахстане перерабатывается до 15% всех твердых бытовых отходов. В тоннах это около 750 тыс. из 5 млн.

«Сейчас предприятия, которые занимаются переработкой, стоят, последствия от их остановки очень серьезные. Более того, компании усилили дезинфекцию контейнерных площадок и транспортных средств, количество рейсов для транспорта увеличилось. Это дополнительные вызовы для нашей отрасли. Надеемся, что с отменой режима чрезвычайного положения и при поддержке Оператора РОП, министерства или Госкомиссии по ЧП, мы сможем выправить ситуацию. Нужно поддерживать реальный бизнес, который генерирует добавочную стоимость. Это то, что поможет выйти из кризиса», – считает спикер.

Заложить точки роста, спастись от дефицита

К дискуссии подключился еще один представитель рынка – ТОО «Атамекен 4 плюс» из Костанайской области. Компания занимается раздельным сбором и вывозом ТБО на протяжении пяти лет.

«После введения ЧП и карантина деятельность не остановили. Сохранили на 100% рабочие места, с пятидневки перешли на четырехдневку, но заработные платы оставили прежними. Также организовали транспортировку работников с мест проживания до места работы», – рассказал директор Максим Климентьев.

На вопрос ведущего о том, какие меры поддержки требуются, спикер ответил, что поскольку отрасль сильно пострадала, компания готова к любой поддержке, которую предложит государство.

«Эта компания одной из первых в области внедрила раздельный сбор и внесла большой вклад в формирование культуры разделения отходов. Отрадно, что Максим сохраняет рабочие места. Рабочее время сокращается, доходы снижаются, но ФОТ и налоги остаются прежними. Поэтому нам очень важно достучаться до правительства: наша отрасль требует налоговых преференций и определенных субсидий», – комментирует Шынболат Байкулов.

Кроме того, он считает, что сейчас, в условиях ослабления тенге и рубля, когда импорт стал не столь доступным, запуск новых производств имеет хорошие перспективы. «Производство товаров народного потребления и импортируемых товаров в Казахстане становится выгодным. Это хорошая возможность импортозамещения. Меры поддержки обрабатывающей промышленности должны быть направлены на это. Мы должны закладывать точки роста и обезопасить себя на случай дефицита из-за закрывающихся границ», – говорит глава ассоциации KazWaste.

Рынки сбыта выходят в приоритет

Председатель правления Ассоциации упаковщиков Казахстана Батырбек Аубакиров представил картину по своему рынку: примерно 70% предприятий упаковочной отрасли выпускают пищевую упаковку.

«Производители гофрокартона, гофробумаги, гибкой упаковки и другой упаковки, связанной с пищей, пострадали не так сильно, потому что потребление продуктов питания не останавливалось и в какой-то мере, возможно, даже увеличилось из-за карантина. Поэтому сложностей мы особо не испытываем. Но есть дисбалансы», – отмечает спикер.

Он поясняет: существует девять видов упаковки. По двум из них в Казахстане имеются большие проблемы. Первый вид – санитарно-гигиеническая продукция, это бумажная упаковка, туалетная бумага, бумажные полотенца и салфетки. Основными потребителями этого вида были ТРЦ, рестораны, кафе, бизнес-центры, также – авиакомпании и перевозчики пассажиров (через тендеры).

«Из-за ЧП и карантина эти сферы остановились. Примерно 90% предприятий, занимающихся выпуском бумажной продукции, оказались на грани банкротства. Мы предложили введение квот на ввоз готовой продукции. Сейчас решение проблем с рынком сбыта для нас является приоритетным. Нам не нужно дешевое финансирование, если мы не будем знать, кому продавать продукцию, нам не нужно будет послабления по налогам, потому что налоги и так платиться не будут, если предприятия встанут», – поясняет спикер.

Также есть проблема по бумажной основе. Целлюлоза в Казахстане не производится из-за отсутствия лесов, сырье в любом случае приходится завозить из России. Если ввести квотирование, то постепенно бизнес начнет открываться, наращивать мощности и закроет рынок с точки зрения потребления.

Выбор для правительства: из двух зол

«Квоты противоречат принципам ЕЭАС, мы же все в одном рынке. Или вы больше рассчитываете на протекционистские меры?» – спросил ведущий у Батырбека Аубакирова.

«Здесь нужно выбирать. Мы рискуем получить армию безработных и злых людей, которые каждый день будут выходить в соцсети, выступать на оппозиционных телеканалах и говорить о том, что им нечем прокормить семью. Понимаете, это отчаявшиеся люди. Это мы с вами сидим в костюмчиках и обсуждаем. А они не знают, что делать в конце месяца, когда 42500 тенге закончатся. Бизнес-сообщество ждет решительных и активных действий от правительства: из двух зол пусть выбирает наименьшее», – представляет свою позицию спикер.

Он поясняет: эта мера – введение квот – может быть временной. Но самое главное, что отрасль не просит просто так, а дает встречные обязательства: взять на предприятия до 1000 людей (а, может быть, даже больше), нарастить производства, держать и мониторить цены, что позволит постепенно обеспечить потребности рынка Казахстана. Ассоциация направила свои предложения в министерства и «Атамекен» и ждет ответа.

Биг-бэги легче импортировать

Второе направление производства упаковки, представители которого испытывают трудности, – полипропиленовые мешки и биг-бэги. Ситуация по этому виду упаковки обострилась опять-таки из-за отсутствия собственного сырья. Во всех странах вокруг Казахстана – в Узбекистане, Туркменистане, Иране, России – есть свой полипропилен, и он более дешевый. Сейчас привезти готовый мешок и биг-бэг оттуда выгоднее, чем произвести у нас. Также важные факторы: в этих странах есть рабочая сила и все заводы работают на лучшем – австрийском – оборудовании.

«Казахстан очень серьезно начнет терять позиции по этому виду упаковки. Биг-бэги и мешки у нас производят 13 заводов, все они обратились в ассоциацию и бьют в колокола: проблема очень серьезная, и сейчас она усугубилась. Еще в декабре прошлого года закрылось два предприятия. Предполагаем, что в этом году тенденция продолжится. Запас прочности у предприятий небольшой. Сейчас плотно работаем с министерством торговли и интеграции и надеемся, что какие-то антидемпинговые меры к продукции этих стран будут применены», – говорит Батырбек Аубакиров.

Поддержать и упаковщиков, и отрасль отходов

Шынболат Байкулов продолжил тему сырья для производителей упаковки. «Пункты сбора вторичного сырья сейчас стоят. В циркулярной, зеленой, экономике, которую мы строим, все идет циклично и по цепочке. Компании, производящие упаковку, в данном случае полипропиленовую, частично используют вторичное сырье. Для того чтобы оно появилось, нужно развивать пункты сбора у населения и сортировку отходов. Это замкнутая цепочка, которую нужно срочно запускать. Мы таким образом и упаковщиков, и отрасль отходов поддержим», – говорит спикер.

Важный, на его взгляд, вопрос: что мешало Казахстану, имея тяжелую нефть, ароматические углеводороды, из которых делают хорошие полимеры, в том числе полипропилен, запустить такое производство?

Батырбек Аубакиров частично согласился с Шынболатом Байкуловым, он сам не раз поднимал вопрос о строительстве завода по производству полимерного сырья.

«Что касается вторичного сырья. По техрегламенту о материалах, контактирующих с пищей, не вся вторичка разрешена для производства пищевой упаковки. Нельзя собрать сырье с мусорного контейнера, переработать и сделать бутылки, в которые нальют молоко. Сейчас это запрещено минздравом», – поясняет он.

Есть жесткие требования и к целлюлозе. «У нас туалетная бумага, бумажные полотенца и салфетки должны изготавливаться из первичной целлюлозы. Этот вопрос нужно прорабатывать с соответствующими органами: если они в техзаданиях пропишут, что нужна не первичная целлюлоза, не белая, а из вторсырья, то будет спрос и на макулатуру», – говорит Батырбек Аубакиров.

Дезинфекция и ГСМ увеличили расходы

К обсуждению подключился генеральный директор «Clean city NC» Дуслан Ахметов (компания из Нур-Султана занимается сбором мусора). «Поскольку основная часть людей сидит дома, объем вывозимого мусора увеличился на 15-20%, в связи с этим возросли затраты на его утилизацию, захоронение. Многие предприятия, которые являются нашими потребителями, закрылись. Соответственно, уменьшилось начисление. Вместе с этим возросли расходы на ГСМ и дезинфицирующие средства. Ежедневно мы обрабатываем контейнеры для сбора мусора, спецтехнику, покупаем средства индивидуальной защиты для наших сотрудников», – говорит спикер.

Также он рассказал, что компания направила письма в соответствующие министерства, в палату «Атамекен» для получения помощи, но положительного ответа пока нет. «Мы хотели бы воспользоваться инструментами поддержки. Налоговые преференции, субсидирование в виде ГСМ или дезинфицирующих средств мы бы с удовольствием приняли», – говорит Дуслан Ахметов.

Шынболат Байкулов обратил внимание на посыл от крупного участника рынка, внедряющего раздельный сбор мусора в столице, о том, что компания не откажется от поддержки. «Нужно углублять сортировку, извлекать из ТБО как можно больше полезной фракции, чтобы вовлекать ее во вторичный оборот. По вторичному сырью, имеющему контакт с пищей и человеком, очень жесткие санитарно-эпидемиологические требования. Но если говорить об упаковке или товарах народного потребления, которые делаются из вторичного пластика, то там тоже очень большой сбыт», – отмечает спикер.

Как направить весь мусор на заводы

«Если бы в Казахстане система переработки была отлажена и развита на достаточно высоком уровне, то сейчас вопрос практически бы не стоял», – комментирует Батырбек Аубакиров.

Он поясняет: наличие собственной переработки означает устойчивый спрос на сырье, на отходы. Развивать эту сферу – стратегически важно для Казахстана, это показало закрытие границ по макулатуре: сейчас наши заводы по переработке макулатуры, производству гофробумаги и гофрокартона просто не успевают перерабатывать весь объем.

«Оператор РОП внес существенный вклад в сортировку и собираемость мусора. Думаю, теперь мы вместе должны отработать механизм поддержки и развития переработки. Переработка – это полный цикл и это очень дорогой и небыстрый процесс. Опять же в связи с закрытием границ с Китаем он немного усложнился, потому что существенная доля оборудования поставляется из КНР. Но мы идем в верном направлении. Если собственная система переработки в Казахстане будет развита, то весь мусор, который накапливается в стране, будет идти на эти заводы», – считает руководитель ассоциации упаковщиков.

Источник: inbusiness.kz

2016-2018 © ТОО «Оператор РОП»
Любое использование материалов сайта recycle.kz допускается только с письменного разрешения ТОО «Оператор РОП».
Показатели сбора и переработки отходов (подпадающих под действие РОП):
Пластик
33316.397 тонн
Стекло
67603.583 тонн
Макулатура
102433.576 тонн
Металлическая упаковка
651.793 тонн
Автокомпоненты
247797.921 тонн
Принято на утилизацию:
ВЭТС
138315